Карта сайта Полная версия
Сделать ставку с мобильного
Роберт Левандовски: "Мне приходилось платить Клоппу по 50 евро почти каждый день"
Автор: Антон Прокопов

Форвард "Баварии" и сборной Польши Роберт Левандовски дал большое интервью The Players Tribune, в котором рассказывает о своей награде лучшему игроку 2020 года по версии FIFA, о своих родителях, неудачных попытках в футболе и знакомстве с Юргеном Клоппом. Левандовски рассказывает о своей жизни, какой она была бы, если бы про неё сняли кино. FootBoom предлагает вашему вниманию перевод этой статьи.

Кино

Несколько дней назад я проснулся в постели, обернулся и увидел что-то странное, лежащее рядом со мной на подушке. Вы знаете это ощущение, когда вы просыпаетесь от действительно хорошего сна, и вам кажется, что по-прежнему продолжается сон? Ну, моя первая реакция на эту штуку (приз лучшему игроку по версии FIFA, с которым Роберт сфотографировался в постели, - прим.) была такая: "Что? Как это попало сюда?".

У меня были смутные воспоминания о том, как я был на церемонии и получил награду. Но это казалось слишком странным, чтобы быть правдой. Затем я схватил эту награду и подумал: "Ух ты… Это не сон". Это было РЕАЛЬНО. Они назвали тебя лучшим футболистом мира. И ты взял трофей с собой в постель! Это было смешно, но приятно.

Мне действительно пришлось пристально смотреть на этот трофей, чтобы понять, чего я достиг. На самом деле нет, это не совсем так. Если честно, я до сих пор не до конца осознал это.

Позвольте мне кое-что объяснить про поляков, и тогда, может быть, вы поймете. Перед церемонией я знал, что у меня был отличный год в мюнхенской "Баварии". Я знал, что могу выиграть награду. Возможно, я даже заслужил её. Но у нас в Польше у многих людей есть комплекс неполноценности. Никогда еще никого из польских футболистов не называли лучшим игроком мира. В нашей стране нет суперзвезд, за которыми нужно следить и которыми все восхищаются. Скауты всегда говорят что-то вроде: "Он довольно неплох ... для польского парня". Итак, у поляков есть ощущение, что никто никогда не бывает достаточно хорош, чтобы получить награду, что никто из нас никогда не добьется успеха.

Дети из Польши не должны быть лучшими в мире, никто не прививает им такое мышление. Когда я думаю про свою награду, то понимаю, что этого просто не должно было случиться. Поэтому, когда я получил трофей, я не мог в это поверить. Знаю, люди думают, что это клише, но моя жизнь действительно пронеслась перед моими глазами. Я видел свои первые шаги с мячом, свои первые игры на грязных полях и всех людей, которые помогли мне добраться до этого момента.

Это было как в кино. Вся драма разыгрывается в трех действиях, и я хочу поделиться с вами этим "фильмом". Я знаю, что сейчас есть дети, мечтающие о большой карьере в футболе и думающие, что невозможно повторить моё достижение. Этот рассказ в трёх актах для них. Фильм выглядел бы примерно так:

Акт I: Причастие

Когда я был ребенком, то впервые причастился в поместной церкви. Для тех, кто не знаком с католической религией, это действительно особенный день. Он начинается с мессы в церкви, а потом мы празднуем всей семьей. Проблема была в том, что у меня была игра через три часа после мессы, и до стадиона нужно было ехать очень далеко.

Итак, перед праздником мой отец, Кшиштоф (порой можно встретить написание этого имени как Кристофер, но на польском звучит именно как Кшиштоф, - прим.), немного поболтал со священником. Это было в моем родном Лешно, крошечной деревушке в 40 минутах к западу от Варшавы, поэтому мой отец знал всех там.

Он сказал: "Послушай, отец, может, мы могли бы начать это дело на полчаса раньше? Или сократить церемонию в конце на 10 минут? Видишь ли, у моего сына в этот день футбольный матч...". Может быть, это звучит немного безумно, но на самом деле священник знал меня так хорошо, что задумался на мгновение, а затем сказал: "Конечно, а почему бы и нет? Мы знаем, как сильно он любит футбол. Мы быстро справимся и он будет свободен".

Итак, в момент, когда причастие закончилось, я перекрестился, мы с отцом помчались к машине и уехали на игру! Это было забавно! И да, конечно, мы выиграли тот матч. Думаю, эта история подводит итог моему детству. Мой отец всегда старался помогать мне в футболе, чтобы моя карьера развивалась в правильном направлении.


Семья Роберта, фото из архива игрока

Когда я начал играть в футбол в пятилетнем возрасте, в Лешно не было команд для детей моего возраста, поэтому мне приходилось играть с детьми на два года старше. Это было тяжело, потому что я был очень стеснительным и худым парнем, а два года для этого возраста – огромная разница. Много лет я также играл за команду в Варшаве, и мне приходилось ехать около часа в каждую сторону, чтобы попасть на тренировку. Если бы у меня не было родителей, которые хотели бы отвезти меня туда, которые верили в меня, то моя футбольная мечта закончилась бы еще до того, как она началась.

И мама, и папа - оба были учителями физкультуры, а мой отец был моим учителем физкультуры в школе. Поэтому после школы он возил меня на тренировку, ждал два часа, пока мои занятия закончатся, а затем отвозил меня домой. В клубе не было раздевалок, поэтому я часто бегал под дождем и возвращался в машину весь в грязи. Потом мы ехали в темноте по дороге и возвращались домой в 10 часов вечера. Так что да, это была ежедневная четырехчасовая поездка для моего отца, просто чтобы я мог тренироваться. Некоторые другие родители считали его сумасшедшим. Они действительно так и говорили ему. Я не шучу. Я буквально слышал, как другие родители спрашивали моих родителей: "Почему вы это делаете? Зачем тратите столько времени на поездки?"

Родители никогда не говорили, что они хотели, чтобы их ребенок стал профессионалом. Вместо этого они отвечали, что "у Роберта есть мечта, и он любит эту игру". Никогда не было типа: "О, мы должны сделать все для Роберта, чтобы он стал профессионалом, достиг вершины, а мы разбогатели". Мои родители это делали, чтобы я был счастлив.

Вы знаете, многие родители оказывают давление на своих детей, чтобы добиться успеха. Я видел, как отцы стояли в сторонке и кричали на 10-летних детей, чтобы они лучше играли. Когда я был ребенком, то понимал, что это была не очень хорошая мотивация. И вряд ли что-то изменилось сейчас. Потому что эти родители не знают, каково быть спортсменом. Они не понимают, что твоя любовь к футболу должна исходить от сердца. Нельзя сделать из ребёнка успешного игрока, если он будет ненавидеть то, чем занимается.

Даже когда я был молод, уже были люди, которые считали, что я слишком маленький и худой для футбола. Хейтеры, как сейчас модно говорить! Но мои родители всегда поощряли меня думать самостоятельно, игнорировать то, что говорили другие люди. Они всегда говорили мне это, но мне потребовались годы, чтобы понять, что они имели в виду. Они говорили: "Роберт ... доверься своим инстинктам". Это хороший урок для нападающего, да и вообще для кого угодно.

Акт II: Отвержение

Роберт с мамой

Когда мне было 16 лет, отец умер после продолжительной болезни. До сих пор очень сложно описать, насколько мне было тяжело. Когда ты мальчик, есть определенные вещи, о которых ты можешь говорить только со своим отцом. Например, о взрослении и о том, как стать настоящим мужчиной.

После его смерти мне часто хотелось поговорить с ним об этих вещах. Было много раз, когда мне хотелось просто позвонить ему по телефону и услышать его голос, узнать его мнение по тому или иному поводу. Пусть даже на 10 минут. Но отец уже не мог со мной поговорить...

Моя мама пыталась помочь мне, чем могла, и я очень уважаю то, что она для меня сделала. Она должна была быть и матерью, и отцом – это очень сложно.

В то время я играл за резервную команду "Легии" (Варшава), это один из крупнейших клубов Польши. Мы играли в третьем дивизионе. Примерно через 12 месяцев, в 2006 году, мой контракт истекал, и клубу нужно было решить, хотят ли они продлить соглашение еще на год.

К сожалению, я тогда как раз получил серьезную травму колена, и некоторые люди в клубе думали, что я никогда больше не буду играть на высоком уровне. Это было ужасное время, и я спросил клуб, что они собираются делать. Они даже не удосужились послать ко мне тренера или технического директора. Они прислали секретаря... Который сказал мне, что контракт продлевать не будут.

Это был один из худших дней в моей жизни. Мой отец умер, а теперь ещё и моя карьера рушилась. Узнав новости, я вернулся к машине, где ждала моя мама. Она сразу поняла, что что-то не так. И я просто не мог справиться с нахлынувшими чувствами... Я заплакал и рассказал ей, что случилось.

Моя мама всегда была сильной женщиной. Она сказала: "Хорошо, мы должны работать. Нет смысла сдаваться и думать о прошлом. Смотри вперёд. Мы должны что- то делать".

Так она связалась с представителями клуба "Знич" из города Прушкув. Они тоже играли в третьем дивизионе, но сам клуб был очень скромным. На самом деле они хотели подписать меня пару месяцев назад, но тогда я подумал: "Знич"? Зачем мне уезжать из "Легии" ради такого клуба?".

Но теперь я был просто счастлив, что они все еще хотели меня подписать. Я пошел туда и начал там восстанавливаться от травмы. Откровенно говоря, я был в таком плохом состоянии, что даже не мог нормально бегать. Одна из моих ног отставала от другой, как будто у меня вокруг лодыжки был цементный блок. Выглядело это комично, понимаете?

Представьте, если бы я обращал внимание на хейтеров. Тогда эта травма заставила бы меня завершить карьеру. Подумайте об этом: большие таланты в 18 лет уже играли за такие клубы, как "Бавария", "Барселона" или "Манчестер Юнайтед". А я был на тот момент не просто игроком из клуба третьего дивизиона Польши, я вообще пытался вспомнить, как нужно правильно бегать.

Конечно, я многому научился в тот период своей жизни. Мне пришлось много работать над своей уверенностью. И мне нужно было много времени, чтобы вернуть себе хорошую форму. Но когда я это сделал, я стал забивать фактически в каждом матче.

Четыре года спустя меня засыпали предложениями покинуть польский футбол. Было столько слухов, столько людей говорили мне, что делать. Я мог бы побывать во многих местах. Но я вспомнил, что мне говорили родители: "Доверяй своим инстинктам". В глубине души я всегда знал, куда хочу пойти. Меня ждала Германия.

Акт III: Ставка

Однажды я заключил пари с Юргеном Клоппом. Это был 2010 год, и я провел несколько месяцев в "Боруссии". Честно говоря, это было очень тяжело. Когда я приехал, то с трудом говорил по-немецки. Я мог сказать danke (cпасибо, - прим.) и ещё пару слов. Погода была дождливая и серая. А интенсивность тренировок у Клоппа была очень и очень высокой. Я отчаянно хотел приносить пользу команде, а Юрген хотел бросить мне вызов. Поэтому мы заключили с ним пари. Если бы я забил 10 голов на тренировке, он дал бы мне 50 евро. Если бы я этого не сделал, я бы дал ему 50 евро.

Первые несколько недель мне приходилось платить Клоппу по 50 евро почти каждый день. Он смеялся надо мной и думал, что так и будет продолжаться. Но через несколько месяцев ситуация изменилась. Я стал постоянно получать деньги от Клоппа. Однажды он сказал: "Стой! Достаточно. Теперь я вижу, что ты готов приносить пользу команде". Но, по правде говоря, я не был готов. Матчи очень отличаются от тренировок.

В том сезоне я часто выходил со скамейки запасных. Я больше играл во второй половине сезона, но сначала мне приходилось играть не на той позиции, на которой я себя уютно чувствую. Мне приходилось играть под нападающими, помогать им. Тем не менее, я должен сказать спасибо Юргену за эти шесть месяцев. Я так много узнал о том, как нужно правильно действовать из глубины и как игроки должны двигаться за нападающим.

Когда начался второй сезон, я все еще боролся за место в основе. Я чувствовал, что Юрген чего-то хочет от меня, но я не понимал, что именно должен делать. После действительно тяжелого поражения от "Марселя" в Лиге чемпионов - мы проиграли 0:3 - я пошел к нему и сказал: "Юрген, пошли. Мы должны говорить. Просто скажи, чего ты от меня ждешь?". Я не могу вспомнить всё, что он мне сказал - мой немецкий всё ещё был далёк от идеального, но благодаря тем словам, которые я уже знал, и с помощью жестов мы поняли друг друга. Мы отлично побеседовали.

Через три дня, в матче с "Аугсбургом", я сделал хет-трик и отдал результативный пас на Гётце. Мы выиграли 4:0, и это стало для меня поворотным моментом. Это было что-то ментальное, какое-то неуловимое изменение в моём характере. И я думаю, это как-то связано с моим отцом. В то время я не думал об этом. Но теперь я понимаю, что мой разговор с Юргеном был похож на один из тех, которые я хотел бы иметь с отцом. Я мог поговорить с Юргеном о чем угодно. Я мог ему доверять. Он семейный человек и очень сочувствует тому, что происходит в вашей личной жизни.

Юрген был для меня не только отцом. Как тренер он был похож на "плохого" учителя. И я имею в виду это в лучшем смысле этого слова. Позвольте мне объяснить. Вспомните, когда вы учились в школе. Какого учителя вы запомнили больше всего? Не того, кто облегчил вам жизнь и ничего от вас не ждал. Нет, точно не его. Вы помните плохого учителя, того, кто был с вами строг и всегда требовал большего. Того, кто давил на тебя и делал всё, чтобы получить от тебя максимум. Это учитель, который сделал тебя лучше, верно? И Юрген был таким.

Клопп никогда бы не похвалил ученика, который просто хорошо что-то делал. Юрген всегда требовал от своих "студентов" делать всё отлично! Он хотел, что ты был лучшим не для него, а для себя, чтобы ты стремился к большему. Он многому меня научил. Когда я приехал в Дортмунд, мне хотелось всё делать быстро: всегда играть в касание, не передерживать мяч, но Юрген сказал, что мне нужно успокоиться и просто научиться чувствовать ритм игры, действовать на интуиции. Не всегда очевидное решение будет правильным. Порой лучше остановить мяч и пробить, сделав это в два касания, а не спешить с принятием решения. Это было странно для меня, я не привык так играть, но вскоре я стал забивать больше голов и понял, что Юрген понимает, что я способен на большее.

Когда у меня стало всё получаться и я начал стабильно забивать, то Юрген призвал меня снова начать играть быстро, в одно касание: видишь мяч и должен уметь сразу пробить по воротам. Звучит странно, но Клопп замедлил меня, чтобы ускорить. Звучит просто, но на самом деле это было гениально. Он отлично понимал, что я умею делать лучше всего, и как научить меня делать это ещё лучше.

Юрген никогда не забывал, что мы в первую очередь люди, а во вторую - футболисты. Я помню, как однажды мы были в раздевалке после выходных. И, знаете, классический трюк, когда игрок выпил, - это съесть много чеснока на следующее утро, чтобы изо рта не пахло алкоголем. Итак, Юрген пришел перед тренировкой и начал нас обнюхивать. Он был похож на охотничью собаку. Нюх нюх. Нюх нюх…. Наконец, он сказал: "Я чувствую какой-то странный запах это чеснок?"

Конечно, он знал, что это так. И мы знали, что он знал. Но он просто оставил вопрос в воздухе и ушел, не сказав больше ни слова. На мгновение воцарилось молчание, а затем мы все посмотрели друг на друга и начали смеяться. Урок: никогда не пытайтесь обмануть Юргена Клоппа. Он слишком умен!

Конечно, Юрген был не единственным, кто помог мне измениться в лучшую сторону. Когда я перешел в "Баварию", я многому научился у таких тренеров, как Юпп Хайнкес, Пеп Гвардиола, Карло Анчелотти, а теперь и Ханси Флик. Просто играть за "Баварию" - это действительно феноменальный опыт, потому что требования очень высоки, а в клубе всё организовано настолько профессионально, что вы вынуждены повышать свои стандарты, и вы это делаете. Но без помощи близких я бы не играл так хорошо. Больше всего мне помогает в жизни моя жена Анна и это не просто слова.

Мы познакомились в университете, когда я играл за "Знич". Она изучала влияние специальных диет на развитие спортсменов. Когда мне было около 26 лет, мы начали думать о том, как использовать ее знания, чтобы улучшить мою форму и мой психологический подход к игре. Мы говорили о каждой проблеме, и я понял то, чему я хотел бы, чтобы тренеры учили всех молодых футболистов: всякий раз, когда вы рассказываете о своих проблемах, вместо того, чтобы держать их внутри, вы понимаете, как нужно их решать.

Это был огромный шаг в моем развитии, как футболиста и как человека. Когда я оглядываюсь на всё, что произошло в моей жизни, когда у меня в голове крутится этот "фильм", я понимаю, как мне повезло. Вы никогда не выиграете титулы в одиночку. Все трофеи, которые я когда-либо держал в руках - или брал с собой в постель - были выиграны всеми товарищами по команде, которые помогли мне стать лучшим. Друзья детства, мои тренеры, моя сестра, священник, который позволил мне рано покинуть причастие… И, конечно же, моя мама, которая была рядом со мной, когда я был близок к досрочному завершению карьеры.

И обязательно нужно сказать про моего папу. Он не дожил до того, чтобы увидеть, как я стал профессиональным футболистом, хотя мне хотелось бы думать, что теперь он наблюдает за всеми моими играми с небес. Именно он положил мяч мне в ноги в первый раз, и никогда не позволял мне забывать, почему я играл в футбол. Не ради трофеев. Не за деньги. Не ради славы. Нет. Мы играем, потому что любим это. Спасибо папа.

Как бы я завершил это кино? Финальная сцена фильма, которая много раз играла в моей голове… это был бы эпизод с папой. Это было воспоминание о счастливой жизни с моими родителями до того, как я чего-то добился. Прежде, чем кто-либо узнал мое имя за пределами нашей деревни. До того, как я начал выигрывать какие-либо титулы. Для постороннего человека это воспоминание покажется банальным, но для меня оно одно из самых ценных в жизни.


Юный Роберт и его отец, фото из архива Левандовски

Раннее утро, мой отец везет меня на матч куда-то на другой конец Польши, и мы говорим о футболе, или о школе, или вообще молчим. Мы вместе сидим в машине, а я смотрю в окно на деревья и с нетерпением жду следующего матча.

Мы едем в машине, я и папа. На футбол. Вот и всё, что нужно было для счастья. Это лучшее воспоминание.

Читайте также: Роберт Левандовски - о "Золотом мяче", успешном сезоне в "Баварии" и своем будущем

Поделитесь:
Карта сайта Полная версия Обновить